Мѣстныя преданія о Куликовской битвѣ.

Въ Рязанской губерніи, въ 7-ми верстахъ къ югу отъ г. Скопина и въ 45 верстахъ къ сѣверо-востоку отъ поля Куликова, на лѣвомъ берегу р. Верды, есть гора «Дмитріевская». Она такъ называется потому, что на ней стоитъ монастырь «Дмитріевъ», и подлѣ него небольшая деревня — «Дмитріевка». Гора имѣетъ въ окружности (неразборчиво) верстъ, надъ уровнемъ рѣки возвышается болѣе, чѣмъ на 50 саженей и господствуетъ надъ всею окрестностью. Къ западу, югу и востоку съ нея видны мѣстности верстъ на 20-ть.
Въ монастырѣ, расположенномъ на вершинѣ этой горы, двѣ церкви каменныя: одна-главная во имя Димитрія Солунскаго, а другая-небольшая во имя преподобнаго Сергія. Въ монастырскомъ архивѣ, который не древнѣе конца прошедшаго столѣтія, есть только документы, свидѣтельствующіе о построеніи Сергіевской церкви. По этимъ документамъ построеніе ея относится въ 1799 году; но въ нихъ же говорится, что она построена вмѣсто деревянной церкви, которая къ тому времени крайне обветшала, вросла въ землю и разваливалась. Преосвященный Симонъ рязанскій, когда при объѣздѣ епархіи посѣтилъ Дмитріевъ монастырь, приказалъ было эту деревянную церковь совсѣмъ уничтожить, такъ какъ монастырь рѣшительно не имѣлъ средствъ для возобновленія ея; но одинъ изъ ближнихъ помѣщиковъ, нѣкто Кирѣевъ, вызвался вновь перестроить ее и построилъ на мѣстѣ ея теперешнюю каменную церковь. Что же касается до времени построенія главной церкви во имя Димитрія Солунскаго, то ни въ записяхъ монастырскихъ, ни въ мѣстномъ преданіи не сохранилось объ этомъ никакихъ свидѣтельствъ. На антиминсѣ этой церкви означенъ 1740 годъ; но принимая во вниманіе чрезвычайную массивность ея стѣнъ, простоту и грубость архитектуры, а также сходство ея по наружному виду съ нѣкоторыми весьма древними церквами Рязанской епархіи, можно за ключить, что она построена раньше прошедшаго столѣтія. Въ этой церкви хранится вещь, замѣчательная по своей древности,—это «костыль» Александра Пересвѣта. Онъ сдѣланъ изъ яблоноваго дерева четырехлѣтней поросли, вырваннаго съ корнемъ. Верхушка его, въ видѣ буквы Т, образовалась изъ отраслей корня. Длина костыля два аршина; но прежде, какъ видно изъ монастырской описи, длина его была въ два аршина и шесть вершковъ; толщина около верхушки-четыре вершка съ четвертью въ окружности, а внизу три вершка съ половиною.
Искусствевнной отдѣлки на немъ нѣтъ никакой. Это-палка въ натуральномъ своемъ видѣ, суковатая, по мѣстамъ потрескавшаяся и не совсѣмъ ровная. Вѣсу въ костылѣ, какъ показано въ монастырской описи, семь фунтовъ. Судя по величинѣ и тяжести его, если онъ дѣйствительно принадлежалъ Пересвѣту, нужно думать, что Пересвѣтъ былъ весьма рослый и сильный мущина. Окрестные поселяне хорошо знаютъ про этотъ костыль, имѣютъ понятіе и о Пересвѣтѣ, хотя къ воспоминаніямъ о немъ примѣшиваютъ не мало баснословнаго. Приходя въ монастырь на богомолье, они всегда просили монаховъ показать имъ костыль Пересвѣта, а нѣкоторые отгрызали отъ него частицы, какъ предохранительное средство отъ зубной болѣзни, отъ чего верхушка его сильно попорчена. Прежде онъ хранился въ алтарѣ и тамъ нарочито сдѣлана для него въ алтарной стѣнѣ съ правой стороны царскихъ вратъ глубокая ниша; но лѣтъ 11- назадъ монахи, чтобы каждый разъ не выносить его изъ алтаря богомольцамъ, сочли за лучшее поставить его у праваго клироса; а чтобы народъ его не портилъ, заказали для него футляръ съ замкомъ. Случилось, что мастеръ ошибся мѣркой и сдѣлалъ футляръ много короче; настоятель монастыря по этому случаю распорядился урѣзать костыль на шесть вершковъ.
Какъ попалъ костыль Пересвѣта въ Дмитріевъ монастырь, объэтомъ въ монастырѣ и у окрестныхъ жителей сохранилось слѣдующее, довольно подробное преданіе. Князь Дмитрій Ивановичь, когда съ войсками шолъ отъ Коломны къ берегамъ Дона, не проходилъ около этой мѣстности, хотя здѣсь лежалъ прямой и кратчайшій путь онъ держался западныхъ границъ Рязанскаго княжества, что и необходимо было для предупрежденія соединенія великаго князя Литовскаго съ Мамаемъ. Но легкіе отряды московскаго войска, избравъ кратчайшій путь, проходили около этой мѣстности. Съ этими отрядами шли Пересвѣтъ и Ослябь. Въ 2-хъ верстахъ отъ того мѣста, гдѣ теперь стоитъ г. Скопинъ, оба инока съ своими дружинами останавливались на нѣсколько времени для отдыха. Здѣсь между ними изъ-за чего-то произошло несогласіе и они отсюда пошли разными дорогами1). Пересвѣтъ направилъ путь къ горѣ, на которой теперь стоитъ Дмитріевъ монастырь. На этой горѣ въ то время жилъ отшельникъ, славившійся по всей окрестности. Пересвѣтъ у него ночевалъ, вмѣстѣ они молились и долго дружески бесѣдовали, въ его кельѣ Пересвѣтъ надѣлъ на себя латы и другія принадлежности воинскія, а ему подарилъ на память свой дорожный костыль.

1) Мѣсто на которомъ отдыхали они, получило названіе отъ Ослябя,
и теперь на этомъ мѣстѣ стоитъ село «Вослебо».

Когда и кѣмъ на этомъ мѣстѣ основанъ Дмитріевъ монастырь? Преосвященный Амвросій въ своей Исторіи іерархіи упоминаетъ о Дмитріевомъ монастырѣ; но когда и кѣмъ основанъ онъ, объ этомъ не говоритъ ни слова. Въ записяхъ монастырскаго архива, которыя всѣ позднѣйшаго происхожденія, прямо говорится, что монастырь основанъ Дмитріемъ Ивановичемъ Донскимъ. Окрестные жители также вполнѣ убѣждены, что основателемъ его былъ Дмитрій Донской, и сохранившееся у нихъ преданіе объясняетъ дѣло такимъ образомъ: Дмитрій Донской съ береговъ Дона возвращался въ Коломну уже прямою дорогою. Прошедши 45 верстъ отъ поля Куликова, онъ расположилъ войска на обширной возвышенной равнинѣ, по правому берегу р. Верды, около этой горы; а свой шатеръ поставилъ на самой горѣ. Здѣсь онъ праздновалъ побѣду и дѣлалъ нѣкоторыя приготовленія на случай непріязненныхъ дѣйствій со стороны Олега Рязанскаго. На эту гору явились къ нему рязанскіе бояре съ выраженіемъ радостныхъ чувствъ о побѣдѣ надъ общимъ врагомъ и принесли ему хлѣбъ-соль. Дмитрій Донской очень обрадоваиъ былъ, что устраняется междоусобіе съ рязанцами, принесъ благодареніе Богу и приказалъ устроить на этой горѣ монастырь и церковь во имя своего ангела Димитрія Солунскаго.
Въ лѣтописяхъ нѣтъ ничего, чтобы оправдывало достовѣрность этого преданія, но оно не заключаетъ въ себѣ противорѣчія лѣтописнымъ сказаніямъ. Дмитріевская гора находится не въ дальнемъ разстояніи отъ Куликова поля. Прямой путь къ г. Коломнѣ лежитъ близъ этой горы. По сказанію лѣтописей, Димитрій 21-го сентября прибылъв ъ Коломну, стало быть, послѣ 8-го сентября, въ которое была Куликовская битва, имѣлъ достаточно времени для отдыха на дорогѣ съ войсками и для празднованія побѣды. Мѣстность около горы, состоящая изъ цѣпи невысокихъ холмовъ, очень удобна для привала большаго войска; а самая гора изъ всей окрестности наилучшее мѣсто для шатра великокняжескаго. Естественно было Дмитрію опасаться непріязненныхъ дѣйствій со стороны Олега, который, какъ извѣстно, продолжалъ враждовать и послѣ Куликовской побѣды и вредилъ нѣкоторымъ московскимъ отрядамъ, возвращавшимся чрезъ его княжество. Послѣдовавшій спустя нѣсколько времени договоръ рязанцевъ съ Донскимъ показываетъ, что они не сочувствовали враждѣ Олега къ Дмитрію, и слѣдовательно сдѣланное ими привѣтствіе побѣдителю не заключаетъ въ себѣ ничего невѣроятнаго1). Противъ монастыря къ юго-западу, на скатѣ одного холма, въ ХVП столѣтіи, какъ видно изъ писцовыхъ книгъ, находилась слобода, извѣстная подъ названіемъ «Воскресенское,— Побѣдное тожъ», и теперь на этомъ мѣстѣ находится село «Побѣдинка». И то самое, что въ монастырѣ одна церковь освящена во имя Димитрія Солунскаго, а другая во имя преподобнаго Сергія, придаетъ нѣкоторую долю вѣроятности сохранившемуся преданію.

1) У Карамзина говорится: шествіе отъ поля Куликова до вратъ Кремлевскихъ было непрерывнымъ торжествомъ; вездѣ народъ встрѣчалъ по бѣдителя съ веселіемъ и благодарностью. (Кар. Т. V. гл. 1).

Самымъ лучшимъ оправданіемъ преданія конечно должна служить древность этого монастыря. Къ сожалѣнію, въ монастырѣ не сохранилось никакихъ письменныхъ документовъ, по которымъ можно было бы прослѣдить всю исторію его; но есть ясные слѣды, указывающіе на существованіе его во времена, если не близкія ко времени
Дмитрія Донскаго, то и не слишкомъ далекія отъ этого времени.
Въ монастырской печатной постной тріоди есть подпись по листамъ, которая показываетъ, что эта книга пріобрѣтена въ Москвѣ для Дмитріева монастыря въ 1689 году при игуменѣ Геронтіѣ.
На колокольнѣ два большихъ старинныхъ колокола. На одномъ изъ нихъ написано, что онъ пріобрѣтенъ игуменомъ Герасимомъ съ братіею для Дмитріева монастыря, на казенныя монастырскія деньги, въ 1693 году; а на другомъ надпись показываетъ, что онъ приложенъ къ Дмитріеву монастырю въ 1684 году.
Въ 1867 году, когда собирали матеріалы для историко-статистическаго описанія города Скопина, въ Ряжскихъ архивахъ отыскали два древнихъ документа, относящихся къ Дмитріеву монастырю. Одинъ изъ нихъ есть выписка изъ писцовыхъ книгъ Ряжскаго уѣзда, именно съ книги за 1627, 1628 и 1629 годы письма и мѣры и межеванія Григорія Кирѣевскаго. Въ ней изложена подробная опись монастыря Дмитріева, —вещей, находящихся въ церкви, штата монастырскаго и принадлежащихъ монастырю крестьянскихъ дворовъ и земли 1).

1) Монастырь Димитрія Селунскаго на р. Вердѣ, а въ немъ церковь во имя Димитрія Селунскаго древяна съ крыльцами и папертью, а въ церкви образъ мѣстный Димитрія Селунскаго, да образъ Пресвятой Богородицы запрестольный, двери церкви всѣ въ прозеленѣ, крестъ воздвижной древянный, сосуды церковные древяные, ризы полотняныя, оплечье бархатное;
да книгъ: Евангеліе на престолѣ печатное, евангелисты мѣдные, два октоя,
апостолъ, минея, служебникъ, тріодъ цвѣтная-всѣ печатныя, тріодь постная, псалтырь съ слѣдованіемъ письменныя, да предъ церковію колокольница, а на ней два колокола пуда въ два. Да въ монастырѣ жъ, въ кельяхъ: игуменъ Ефимій, старецъ Аѳанасій, да старецъ Митрофанъ, да въ кельи пономарь Федька Семеновъ, да на монастырѣ жъ святыя ворота, а на нихъ » деiисусъ. За тѣмъ подробно здѣсь описывается окружность монастыря, приписанныя къ нему деревни, въ которыхъ 39-ть дворовъ крестьянскихъ и 19-ть дворовъ бобыльихъ. Наконецъ перечисляются принадлежащія монастырю земли пахатныя и лѣса. О церкви преподобнаго Сергія въ этой описи не упоминается.

Такимъ образомъ изъ надписей, находящихся на постной тріоди и колоколахъ монастырскихъ, а также изъ древней описи монастырской видно, что Дмитріевъ монастырь существовалъ въ продолженіе всего ХVП столѣтія.
Другой документъ заключаетъ въ себѣ довольно подробное описаніе продолжительной тяжбы, которая была у монастыря съ рязанцемъ Федоромъ Голицынымъ изъ-за земли, захваченной симъ послѣднимъ, и которая окончилась въ 1678 году1).

1) Содержаніе этого документа таково: Рязанцу Федору Голицыну въ 1634 году царемъ Михаиломъ Федоровичемъ пожаловано помѣстье близь Дмитріева монастыря по р. Вердѣ; но онъ, основываясь на нѣкоторыхъ неопредѣленныхъ выраженіяхъ жалованной грамоты, присвоилъ себѣ и землю, принадлежавшую Дмитріеву монастырю, такъ называемую «Шилину поляну», находящуюся на возвышенности противъ монастыря съ южной стороны;
намостилъ къ этой полянѣ мостъ чрезъ р. Верду, прочистилъ дорогу и косилъ на полянѣ сѣно; но монастырскіе крестьяне 1083 копны накошеннаго сѣна, стоимостью въ 32 руб. съ полтиной, свезли частію по своимъ дворамъ, частію въ монастырь. Рязанецъ Федоръ Голицынъ по этому случаю завелъ тяжбу съ монастыремъ. Настоятель монастыря доказывалъ, что захваченная земля изстари принадлежала монастырю и ссылался при этомъ на другой судебный процессъ, который заведенъ былъ монастыремъ объ этой же землѣ съ однимъ мѣстнымъ жителемъ Наумомъ Свиридовымъ въ началѣ ХVIl столѣтія. Въ 1628 году, говорилъ настоятель, Наумъ Свиридовъ захватилъ было эту землю; но когда монастыремъ подана была на него жалоба, скоро возвратилъ ее и помирился съ монастырскою братіею.
Такъ какъ въ Москвѣ въ Судномъ Приказѣ никакихъ свѣдѣній объ этомъ процессѣ не отыскано, а въ писцовыхъ книгахъ Ряжскаго уѣзда писцомъ Григоріемъ Кирѣевскимъ, въ числѣ монастырскихъ земель, Шилина поляна ясно необозначена; то царь Федоръ Алексѣевичъ грамотою повелѣлъ воеводѣ Скопинскому Козьмѣ Лопухину сдѣлать дознаніе о Шилиной полянѣ большимъ повальнымъ обыскомъ, именно: спросить людей, которые живутъ по рѣкѣ Вердѣ, верстъ по пяти, и по шести и больше, до самого Скопина, о принадлежности этой поляны монастырю. При повальномъ обыскѣ окрестные жители, стрѣльцы, посадскіе люди, волостные крестьяне и засѣчные сторожа показали, что та земля изстари монастырская; къ этому показанію они еще присовокупили, что въ старину на самой полянѣ жили монастырскіе крестьяне, и хлѣбъ сѣвали и огороды имѣли, и что эти крестьяне сошли съ поляны въ деревню Ермолово, близь монастыря, когда минулъ приходъ воинскихъ людей-татаръ.

Для рѣшенія тяжбы предписано было на мѣстѣ произвести повальный обыскъ. Въ показаніяхъ при обыскѣ сказано, что спорная земля встарину была заселена крестьянами Дмитріева монастыря и что они сошли съ нея, когда минулъ приходъ воинскихъ людей-татаръ. Эта послѣдняя замѣтка свидѣтельствуетъ о существованіи Дмитріева монастыря въ ХVI столѣтіи. Приходомъ воинскихъ людей-татаръ конечно называются здѣсь набѣги крымскаго хана, которые часто бывали въ продолженіе ХVI столѣтія, и къ концу этого столѣтія прекратились, по крайней мѣрѣ для этой мѣстности.
Имѣя въ виду эти слѣды весьма древняго существованія монастыря, нельзя оставить безъ вниманія еще одно монастырское преданіе. На юго-восточной сторонѣ отъ церкви Димитрія Солунскаго за оградой монастырской растетъ необыкновенно высокая сосна. Надобно замѣтить, что во всѣхъ мѣстностяхъ вокругъ монастыря, на разстояніи 50 верстъ во всѣ стороны, нигдѣ нѣтъ въ лѣсахъ ни сосны ни ели. Это такъ называемое «чернолѣсьея». Сосна и ель попадаются только въ садахъ и составляютъ большую рѣдкость, притомъ достигаютъ незначительнаго роста. Но сосна, за оградою Дмитріева монастыря,и мѣетъ въ окружности около четырехъ аршинъ, слѣдов., въ поперечникѣ болѣе 5 четвертей аршина. Верхушка ея значительно возвышается надъ церковію; притомъ, еще лѣтъ восемь тому назадъ, верхняя часть сосны сбита молніей. Для того, чтобы достигнуть такого громаднаго роста на почвѣ, не сродной этимъ деревьямъ, нужна не одна сотня лѣтъ. По разсказамъ братіи монастыря, въ деревнѣ Дмитровкѣ лѣтъ восемь назадъ умерла женщина, которой было 90 лѣтъ. Женщина эта говаривала, что ея дѣдъ зналъ монастырскую сосну, какъ громадную изъ всѣхъ окрестныхъ деревьевъ. Монастырь тщательно бережетъ эту сосну, и хотя она за оградой монастырской, но обгорожена заборомъ. Въ монастырѣ сохраняется преданіе, будто эта сосна современна основанію монастыря при Дмитріѣ Донскомъ, и предполагаютъ, что она посажена на могилѣ одного изъ героевъ Куликовской битвы, здѣсь погребеннаго.

Реферат П.П.Розанова. Университетские известия год пятнадцатый. №9 сентябрь, Киев. В университетской типографии, 1875 г.

Статистика

Все права защищены; 2019 Храмы Рязанщины